Призрачный Город

Это моя первая работа. Рассказ навеянный самым сильным поражением в моей жизни, все события вымышлены, единственное что реально — это только тоска и пронизывающее чувство одиночества. 

Часть первая. 

Песни:
Арда — «О скитаниях вечных и о земле»
Экзистенция — «Царица радуга» 
 
Дорога возникает под ногами идущего.




— Забавное название… — пробормотал я.

      Стыбренка. Деревня не деревня, село, да не село. Было б только весело, да мне, видно, это не грозит. 

      Чахлые дома. Чахлые деревья. Людей почти нет. В паре километров виднеется небольшой водоём, а дальше – необъятная тайга.

      Рай для интроверта, честное слово. 

      Приключения я, конечно, видал, но до сих пор не могу понять, каким ветром меня сюда занесло. Ах да. Точно. Я же работать сюда приехал.

      Маршрутка не спеша тащила моё тело мимо обветшалых домов. Я повернул голову и посмотрел назад. Дорога. Лес. И кажется, что обратного пути нет.

      Да его и не было. Я сжёг все мосты, взорвал дороги, вырастил на торных трактах непроходимые леса, завалил пути огромными камнями...

      И продолжал идти вперёд. 

 

… О скитаниях вечных и о земле песня моя...

 

 

      Я знаю, что всё равно вернусь. Так или иначе, но вернусь. Не знаю, с чего я так решил, просто чувствую. Я ушел, потому что так надо. Меня ждут, я знаю. 

 

… Знать, что путь бесконечен, смотреть, как время сушит моря...

 

 

      Маршрутка остановилась. Водитель (ему на вид было лет тридцать, из-под кепки торчали белые и не особо мытые волосы) посмотрел на меня уставшим, полным безразличия взглядом и протянул руку. Я расплатился с ним и вышел. После душного салона свежий деревенский воздух был просто восьмым чудом света. За спиной раздался голос:

 

      — Мы вас всё же дождались, — лёгкий смешок. — Я до последнего не верил, что вы приедете к нам… Но… — снова смешок.

      Я повернулся. Андрей Николаевич. Мой непосредственный начальник. Старичок. Седые волосы, сгорбленная спина, палка в руках, одет чудно: в лаптях и одежде, которая больше походила на одежду крепостного крестьянина. Андрей Николаевич поймал мой недоуменный взгляд и снова усмехнулся. 

      — Что тебя смущает, сынок?

      Только сейчас я заметил, что его взгляд светился юной лукавостью.

      — Ну… — я прочистил горло. — Я знал, что приеду в деревню, но никак не думал… м-м-м… как бы так сказать... 

      Старичок рассмеялся. 

      — Не думал увидеть здесь крепостного крестьянина? Али дома тебя смущают?

      Старик повёл рукой – и тут я понял, что явно чего-то не доглядел. Более-менее похожие на коттеджи дома закончились, и я стоял посреди древних архитектур (по-другому эти полусгнившие брёвна не назовёшь) образца XVIII века. 

      Глядя на мои выпученные глаза, старик расхохотался ещё больше. 

      — Добро пожаловать в Стыбренку, — сказал он, продолжая смеяться. — Ты не смотри, что тут всё запущено и люди в лаптях ходят. Просто мы пытаемся удержать традиции наших предков. — Он покачал головой. — Вы же, молодые, знать ничего не хотите о прошлом своём, смеётесь над нами, стариками… Эх… — Махнул он рукой. — Вот и приходится образно-наглядно показывать. Ну да ладно… Эй! Молодой человек! 

      Мой взгляд приковал лежавший у дороги странный камень, покрытый мхом. Надпись была на старославянском языке. 

      — Не спрашивай, — предупредил вопрос Андрей Николаевич, — я понятия не имею, что там написано... 

      А я, кажется, понял.

 

* * *

… Помню, много лет назад, словно пламенем объят, 

я стоял на заре и смеялся ветру вслед, перед водопадом лет

Царица Радуга, верни мне мое время

И убирайся прочь!

Перед тобою я стану на колени,

 

Но ответит мне лишь ночь…

 

      «Неужели вот так. Вот так вот, раз – и всё в прошлом, а ты даже удивиться не успел, просто всё, что было, – исчезло… А поток жизни несёт тебя вперёд, ты только и успеваешь, что охуевать от происходящего, щёлкаешь клювом, не в силах сообразить и осмыслить, а тебя по этому самому клюву щёлкают – и ты опять охуеваешь».

      Дед шёл рядом и что-то радостно рассказывал, а я не слушал, потому что был полностью в своих мыслях. Мы шли мимо древних, полусгнивших домов, вид которых повергал меня в бездну отчаянья. Впереди виднелось то же самое, а в небе сгущались тучи. Только дорога – бесконечная дорога – стелилась под ноги.

 

      «О чём я думал, когда выходил за порог дома? Знал ли я, что окажусь в неведомой глуши, где проще до чёрта дозваться, чем дозвониться до врача?..»

      — Сынок! Ты чего приуныл-то? — встревоженно произнёс дед, схватив меня за руку. — Случилось что? 

      Я вздрогнул и остановился. Посмотрел старику в глаза. В глазах Андрея Николаевича я увидел странную тоску, и что-то там промелькнуло, что-то не совсем человеческое… Миг – и наваждение прошло, передо мною стоял обычный дедушка, который смотрел на меня, как на заблудшего внука.

      «В жопе я, Андрей Николаевич. В такой жопе, что вы не представляете...»

      — Всё хорошо, просто… просто задумался о прошлом.

      Дед отпустил мою руку. 

      — Не нужно, сынок. Поверь старику, вы, молодые, думать-то совсем не умеете. А раз не умеете, то не нужно и пытаться, — назидательно заявил старик. — Не думай – у тебя это лучше всего получается!

      Я хотел возмутиться, но не успел: Андрей Николаевич указал вперед, и с моих глаз словно спала пелена. Передо мной словно из ниоткуда вырос вполне приличного вида посёлок городского типа: каменные дома, уютный с виду парк, кое-где виднелись фонтаны, прогуливались люди, кричали дети.

      Тут до меня дошло, что тишины больше не было, я слышал шум города.

      — Челюсть-то прикрой, а то мухи налетять, — проворчал старик. — Я воть чаво и грю, не видете ни чаво, слушать не хотите, глазища в потолок закатываете… Тьфу!

      Я протёр глаза и закрыл челюсть. И даже не удивился тому, что дед внезапно перешёл на обычный деревенский говор. Я был, так сказать, в недоумении. Минуту назад передо мной была лишь дорога да гнилые брёвна, а теперь я стоял на высоком холме, с которого открывался вид на город. 

      Я оглянулся назад: позади меня стояла древняя деревня, которую медленно затягивало туманом. Зрелище было завораживающим и пугающим. Туман не спеша поглощал пространство между нами и деревней, постепенно скрывая дорогу. 

      — Ну пошли уже, чаво тут стоять-то?

      Пока я щёлкал клювом, пытаясь понять, что тут происходит, дед схватил меня за руки и потащил вниз. Когда мы спустились с холма, я невольно оглянулся назад. Холм покрывала зловещего вида шапка из тумана, и на какой-то миг мне показалось, что там промелькнула фигура человека. 

 

* * *

 

      — Кажется, он потерялся.

      — Не совсем. Он просто не знает, куда ему идти. Но он идет.

      — М-м? 

      — Он ищет небо на земле.

Обсудить у себя 8
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: