Принц-Невидимка (Две части)

Интерлюдия II

Я никак не мог поверить, что снова встретил её. Я ждал кого угодно, только не Элис.

      Как же она выросла с нашей последней встречи! Я помню, как она плакала, когда отец её силой усадил в повозку, она пыталась сбежать, но он её связал. Я ничего не мог поделать. Она права: в какой-то мере я предал её. Теперь я смотрю в эти необычные серые глаза с зелёными прожилками и чувствую сразу вину, стыд, ужас и радость.

      Что мне теперь делать?.. Меня охватила какая-то паника, весь гнев и боевой пыл куда-то пропали, я стоял потерянный и выслушивал её упрёки. Она начала плакать, что-то кричать… Тут мне в голову пришла гениальная идея: я попытался бесшумно ретироваться. Но ветка предательски хрустнула под моей лапой.

      Элис вскочила.

      — А ну стой! Куда собрался?! — выкрикнула она. — Грэм! Где он? 

      — Напротив тебя! Прямо напротив тебя! — радостно сообщила игрушка.

      Я встал как вкопанный, ошеломлённый тем, что меня видит моё же творение, а Элис, вытянув руки вперёд, рванулась ко мне. Я отошёл мимо, девушка по инерции улетела вперёд, споткнулась и уткнулась носом в землю.

      — Он влево ушёл! Он собирается уходить! — Грэм, приплясывая на месте, указывал в сторону Принца.

      — А ну стой! — заорала девушка, поднимаясь с земли.

      — Элис! Он оглядывается… Что-то он на меня недобро смотрит...

      Я чертыхнулся и щелкнул пальцами. Игрушка подавилась словами и обмякла, а я стал спешно уходить.

      — Грэм! Грэм! — Девушка бросилась к кукле. — Грэм, дорогой, ответь! — её голос задрожал. — Грэм?.. Да что с тобой?! — Девушка трясла игрушку, но та не отвечала, а просто улыбалась — жизнь покинула её.

      — Что ты с ним сделал?! — закричала Элис, захлёбываясь слезами — Грэм! Очнись!.. — Девушка разрыдалась, да так громко, что листья затряслись на деревьях. — Ты… Ты убил его!!!

      Я замер. Внутри копился гнев и раздражение, я оглянулся... 

      И сердце моё оборвалось, когда я увидел её, взрослую, которая плакала над игрушкой, словно над погибшим другом. Она, как маленькая девочка, размазывала слёзы кулаками по лицу, и весь мой гнев пропал, на его место пришёл жгучий стыд. 

      Она рыдала, проклинала меня, звала Грэма, говорила что-то ещё… Перед глазами вставала картина десятилетней давности, когда она такая же, только маленькая, плакала и звала меня...

      Я сам не заметил, как подошёл к ней.

      — Элис… — неловко начал Невидимка.

      — Проваливай прочь!!! — закричала она. — Видеть тебя не хочу! Убийца! Ты убил моего единственного друга! 

      — Я вообще-то и так невидимый, и ты меня не можешь видеть в принципе… — буркнул Принц в ответ. — Подожди, сейчас я оживлю твоего Грэма… — он протянул лапу, пытаясь забрать игрушку

      — Не отдам! Убирайся! — крикнула она. 

      Я вздрогнул и резко отдёрнул лапу. Стыд и раздражение бушевали во мне. Очень осторожно, чтобы девушка не почувствовала, я прикоснулся к игрушке и тихонько произнёс заклинание. Уголок рта Грэма дёрнулся, а глаза наполнились смыслом.

      — Элис?.. — слабым голосом пропищала игрушка. — Ой, что-то мне нехорошо, как будто меня постирали... 

      — Грэм!!! Ожил!!! — Элис разрыдалась ещё громче. — Грэм… Я так перепугалась… Грэм...

      — Я в порядке… — заплетающимся языком произнес плюшевый гренадёр, поднимая взгляд на меня. Я улыбнулся.

      — А это… А-А-А-А-А-А-А!!! — Внезапно заорала кукла, увидев меня.

      — А-А-А-А-А-А-А!!! — От неожиданности закричал я.

      — А-А-А-А-А-А-А-А!!! — Завопила Элис, испугавшись нашего совместного крика.

      А потом мы разом все замолкли.

      Наступила звенящая тишина, которую нарушил мой неуверенный голос:

      — Может… чаю?..

-----------------------------------------------------------------

Странные дни

Начались воистину странные дни для этого мрачного заброшенного места. Впервые за долгое время звучал здесь смех. И доселе печальное сердце Короля встрепенулось и наполнилось радостью и надеждою, что сын его всё же обретёт счастье и избавится от проклятия... 

      А смех звучал по всему замку, заполняя его радостью, и словно бы солнце ворвалось в этот дом, обогрев сердце Принца теплотой. 

Всюду звучал смех Элис, но только в одно место не допускал её Принц — в тот самый сад, где угасало сияние последнего цветка... 

      Странные это были дни для Принца — отвык он уже от смеха людского, а тем паче отвык от заботы и простых разговоров. Девушка всегда осведомлялась о его здоровье, всегда спрашивала: не голоден ли он? Она давала ему то, чего не могли дать другие — тепло своей души. Элис старалась как можно больше узнать о Принце-Невидимке, но тот с каждым днём становился всё мрачнее и неразговорчивее. Проклятый юноша без лишних слов исполнял любые желания Элис, кроме одного — рассказать о себе. В сердце его с каждым днём нарастало новое чувство, доселе Принцу неведомое. Он то радовался, то отчаянно грустил с каждым днём, видя её сияющие глаза, Принц всё больше понимал, что любит Элис… Каждое полнолуние запирался Принц у себя в комнате и боялся выходить. Он проклинал своё уродство, душа его рвалась в смятении — он знал, что, увидев чудище, девушка скорее всего сбежит.

      «Я никогда не смогу понравиться ей в облике чудовища», — с тоской думал Принц, глядя в своё отражение. — Быть может, стоит просто прогнать её? Зачем тешить себя пустыми иллюзиями?.. Я обречён. Пусть она уйдёт и будет счастлива..."

      Иногда, когда Элис крепко засыпала, Принц уходил в сад — туда он переставил статую отца — и горько плакал, терзаясь страхом смерти и нежеланием быть в одиночестве. Отец его лишь молчал, но в один из дней его скорбь и желание утешить сына смогли на мгновение преодолеть проклятье ведьмы. И вещала тогда статуя: 

      — Не плачь, сын мой, я рядом, я вижу и слышу тебя. Сердце моё с тобой. Не бойся неудачи — сделай, что должно, ведь надежда всегда есть! А если не получится, то помни, что ты всё же в первую очередь наследник престола моего. Позабудь страх смерти и прими её как подобает мужчине. Прости меня, ведь всё случившееся — моя вина… Прости меня, мой сын, если сможешь… Прости...

      Долго сидел Принц возле статуи отца своего, но не мог успокоить своё сердце. 

      Молвил он: 

      — Нет твоей здесь вины, отец мой, видно, такова судьба у нас. И прав ты: не достойно рыцарю и наследнику королевского престола лить слёзы. Прости меня, отец, за мои слабости. Не боялся я никогда схватки и в бой с открытым забралом шёл. Но одиночество сломило меня. Больше этого не будет. Либо я сниму проклятие с нашего замка, либо сгину!

      — Так значит… Ты проклят? — Вдруг прозвучал негромкий голос.

      Принц подскочил и оглянулся, но никого не увидел. 

      — Я здесь… — Из-за кустов выглянул Грэм.

      — Что ты тут делаешь? — не сдержавшись, очень злобно рыкнул Принц.

      — Пытаюсь понять, что происходит, — спокойно ответил Грэм. — Мы шли сюда четыре года, и я до сих пор не понимаю зачем...

      Принц угрюмо молчал. Грэм, семеня ножками, не спеша подошёл к нему и задрал голову вверх. 

      — Элис пытается узнать, как ты выглядишь. Я ей не говорю либо лгу. Твой вид явно не будет ей по нраву... 

      — Я знаю… Я чудовище… — глухо сказал Принц и отвернулся. 

      — Это ведь очень плохо? — спросил Грэм — Я мало что понимаю в мире людей… Ты мой создатель, и ты наделил меня сознанием… А Элис научила меня читать. Но я всё равно многого не понимаю.

      — Куда тебе, глупая, плюшевая игрушка… — с грустью вздохнул Невидимка.

      — Разве тот, кто умеет читать, может считаться глупым? — спросил Грэм. — В мире людей умение читать делает тебя очень умным. Или я не прав?

      — Не всегда, Грэм, не всегда… — Принц сел рядом с игрушкой. — Но ты зря сюда пришёл, не нужно тебе приходить сюда. Ни тебе, ни Элис...

      Грэм помолчал, а потом подёргал Принца за рукав:

      — Ты дал мне жизнь. А это многого стоит. Я до сих пор мало что понимаю, но знаю одно: я должен тебе помочь. Ты помнишь, что ты сказал перед тем, как отдать меня в руки Элис?

      Принц покачал головой.

      — Ты просил беречь её и заботиться о ней. — Грэм посмотрел в глаза Принцу. — Я, как мог, исполнял твой приказ или просьбу… Как видишь, с ней всё хорошо, но я понимаю, что у тебя всё не так. Расскажи мне, в чём твоя беда? Я прочитал много умных книг и, может быть, смогу тебе помочь?

      Принц помолчал.

      — Спасибо тебе, что заботился о ней, — негромко проговорил Невидимка. — Но, боюсь, твои знания мне не помогут. Мои беды лежат за пределами твоего понимания.

      — Расскажи. — Грэм требовательно подёргал руку Принца.

      Невидимка вздохнул и рассказал о проклятии, поведал о своей печальной жизни. Грэм внимательно его слушал и не перебивал, а юноша говорил, говорил и говорил… Наконец, он выдохся и замолчал.

      — Когда Элис была маленькой, она читала мне много подобных историй, — сказал Грэм. — Но всегда они заканчивались тем, что юноша и девушка влюблялись друг в друга, и злая магия теряла свою силу. Почему-то Элис пришла сюда. Может, она тебя любит? 

      — Нельзя полюбить человека, не узнав его, — вздохнул Принц.

      — Твоя смерть заставит её плакать и всё ломать, — Грэм вздохнул. — Ты прав, я мало что могу сделать для тебя. Но, может, всё же попробовать открыться ей? 

      — Я боюсь… Боюсь потерять её. Но понимаю, что всё равно обречён...

      — Стоит попытаться, — заметила кукла. — Как там говорится? Надежда умирает последней?

      Принц молчал, его душу терзали сомнения.

      — Попытайся. Надо пригласить её погулять, — сказал Грэм. — Ты попытайся. Объясни ей. Вдруг это твоё спасение? Она допытывает меня о твоём облике, и я не могу ей врать постоянно.

      Грэм ушёл, оставив юношу в своих размышлениях.

      Ушёл в свои покои Принц, а с рассветом поднялся он, полный решимости поговорить с Элис и рассказать ей о проклятии своём.

      Девушка просыпалась с первыми лучами зари и сразу же начинала уборку в замке, пытаясь придать ему хоть какой-то уют. Принц временами ворчал на её старания, но не мешал. Как-то Элис попросила его повторить старый трюк из детства и оживить всю посуду. И теперь днём в замке было особенно шумно, ведь посуда, как выяснилось, страсть как любила поговорить. А сам Принц старался держаться подальше от всей суеты, проводя много времени в одиночестве, спускаясь к Элис только на обед и ужин и лишь изредка гуляя с ней вечерами по саду. Душа его очерствела, страх сменялся надеждой, он стал груб и неприветлив.

Элис пыталась выяснить причину его внезапной суровости, но всё было тщетно. Принц лишь обрывал разговор на полуслове и уходил, проклиная свою трусость...


      — Элис! Помой нас! А то наш невидимый хозяин не хочет обременять себя такой тяжёлой работой! — пищали чашки, прыгая следом за девушкой.

      — Это потому что у него руки большие! — Прогудели кастрюли. — Ему не то что мыть, ему и держать нас неудобно!

      — А насколько большие его руки? — Поинтересовалась Элис. — Он никогда не протягивал мне руки и никогда меня не касался...

      — Просто огромные! — Заявила одна из чашек. — Он меня пять раз пытался взять и уронил даже! Вот, от меня кусочек отлетел… — Она завертелась на месте, демонстрируя отбитое место.

      — Бедная моя… — Элис покачала головой. — Я его попрошу, чтобы он тебя подновил...

      — А он даже не извинился, а лишь прорычал грубые слова, — обиженно сказала чашка. 

      — Да-да! — заголосила посуда. — Он грубый и неотёсанный, никаких манер! Не то что ты… — столовые приборы зазвенели.

      — Наверное, он одинок, — задумчиво произнесла девушка. — И, наверное, ему никогда не говорили «люблю»...

      — Наверное! — Басом прогудел огромный котёл в очаге. — Но я думаю, что он не способен любить! Посмотри, какой он грубый! Не здоровается, не убирает за собой, а только пальцами щёлкает и постоянно грозит нас превратить в безмолвные куски металла и фарфора!

      — Интересно, почему он вдруг так изменился… — пробормотала девушка, моя радостно повизгивающие чашки.

      — Грэм! — Элис посмотрела на плюшевого гренадёра. — Может, ты всё-таки расскажешь, как он выглядит? Что там такого, о чём ты не хочешь говорить? Он что, старый? Или, может, он выглядит как жуткий монстр, а невидимый, потому что не хочет никого пугать? — она хихикнула.

      Грэм сдержанно улыбнулся.

        — Элис, моя милая Элис, он прекрасный принц, он очень красивый! — уверенно соврала кукла. — Но посмотри, какой он грубиян! Может, тебе стоит как-то ему помочь? Поговорить с ним...

      — Может, он просто не привык к приличному обществу? — спросила Элис.

      — Я не думаю, что ему это может помочь… — Гренадёр покачал головой.

      — Значит, надо ему какой-то сюрприз устроить… — улыбнулась девушка. 

      — Ну-у… — начал было Грэм, но его прервал раскатистый голос Невидимки: 

      — Элис! Мне нужно поговорить с тобой...

 

      Девушка удивлённо подняла глаза на открывшуюся дверь...

Обсудить у себя 6
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: