Некромент. Дороги, которые разошлись


Первая
Вторая Глава
Третья Глава
Четвёртая Глава
Пятая Глава

Глава Шестая.

Данил, Борис и Безымянный, вытаращив глаза, смотрели на человека, очень похожего на Игоря Акеева, только в балахоне. 

      — Мы братья-близнецы, — пояснил Восьмой. — И нарастить новую внешность было непросто, очень непросто… Но я...

      — Заткнись, — прошипел Игорь и угрожающе взвёл курок. 

      — Что, опять убьёшь меня? — с иронией осведомился его брат. — Сил-то на второй раз хватит? 

      — Заткнись, иначе клянусь, я всажу в тебя всю обойму, — уже рычал Игорь. 

      — Неожиданный поворот событий… — пробормотал Борис. — Ты хоть сказал бы заранее...

      — К делу не относится, — отрезал Игорь. — Заберите книгу. 

      — Но-но!.. — погрозил пальцем Восьмой. Из темноты вышли четверо его подручных. — Не так быстро. Книгу заберём мы, а вы проваливайте. Я даже готов простить тебе моё убийство, Игорь, хотя это было очень больно… — Александр усмехнулся. — И очень обидно, учитывая, что пуля была от любимого младшего брата... 

      — Игорь, пристрели его… — тихо прошипел наушник голосом Данила. 

      Игорь ничего не ответил, рука его слегка подрагивала.

      — Сволочь… — прошипел Игорь. 

      — Ой, кто-то наконец-то сообразил, что к чему, не так ли? — ядовито улыбнулся Восьмой.

      — Что происходит?.. Почему ты просто не всадишь в него пулю? — спросил Борис.

      — Потому что иначе будет выброс энергии, — внезапно подал голос Безымянный. — И он, и его личности обладают большим запасом силы, и при их гибели она пойдёт в окружающее пространство, ломая барьер. А когда барьер падёт, то… — Безымянный многозначительно провёл указательным пальцем по горлу. 

      — Какой умный мальчик! А самое обидное для вас — что вам точно будет крышка, —доверительно сообщил Восьмой. — Ибо я могу позволить себе умирать неограниченное число раз, а вы нет!.. Бе-бе-бе! — Акеев-старший высунул язык, дразня Игоря, и весело рассмеялся. 

      Игорь усмехнулся и нажал на спусковой крючок. 

      Грянул выстрел, и Белиал с воплем рухнул на землю, держась за простреленную ногу. Восьмой метнул взор на несчастного и приподнял бровь. 

      — Ёпт, а вот про это я не подумал… — протянул он, задумчиво глядя на матерящегося Бела. 

      — Ты всегда игнорировал очевидные вещи. — Игорь злобно улыбнулся. 

      — Согласен, — кивнул Восьмой и резко кинулся на брата, схватив его за руку и вырывая пистолет. 

      — Мордобой! — радостно завопил Мефисто, и братья-демоны бесстрашно бросились в бой. 

      Борис выстрелил, целясь в ноги напавшего на него Пифона, но промахнулся. Пифон схватил его за руку, между ними завязалась драка. Данил растерялся и упустил момент, за что и был наказан подсечкой от Левиафана. 

      Мефисто подскочил к Безымянному, замахнулся… Но тот лишь с безразличием посмотрел на своего соперника. 

      — Э-э-э-э… — Мефисто застыл, с недоумением глядя на Безымянного. — А ты что, драться не будешь? 

      — Ну-у-у-у-у… — протянул Безымянный. — А надо? 

      — Ну-у-у-у-у… — протянул в ответ Мефисто. — Ну мы же типа враги?.. 

      — Хочешь — дерись, — покладисто согласился Безымянный. — Я не хочу... 

      Мефисто нерешительно тыкнул пальцем в Безымянного, и палец, встретив небольшое сопротивление, прошёл насквозь. 

      Безымянный стал призраком. 

      — Офигеть! — восторгу Мефисто не было предела. — Да ты же реально привидение! Тебя ветром не продувает? — Он продолжал тыкать пальцем в Безымянного.

      — Эй! — Безымянный вяло возмутился. — Это неприлично тыкать в людей пальцем, пусть и бывших! 

      Тем временем Борис вскочил на ноги, а Пифон вдруг превратился в неуклюжего бойца-новичка: он делал совершенно нелепые движения, и вообще возникало ощущение, что он впервые в драке. Борис врезал ему мощный апперкот, отчего Пифон со стоном рухнул на землю. 

      У Данила и Игоря дела обстояли хуже, оба очутились на земле, а их противники как будто озверели. 

      — Боря, хватай книгу и беги!.. — прохрипел Игорь, пытаясь освободить шею от хватки Восьмого. 

      — Мефисто! Книга! — рыкнул Восьмой, не переставая душить Игоря.

      Борис и Мефисто рванулись к алтарю, но там уже был хромающий и злой Белиал. Он схватил Некрономикон, но на него с двух сторон прыгнули Боря и Мефисто, свалив его на землю. Они барахтались и катались в одной куче, и каждый тянул книгу в свою сторону. 

      — Мефисто, идиот!!! — орал Бел, пытаясь удержать книгу и коленом заехать по корпусу Бориса, но почему-то удар всегда попадал по Мефистофелю. — Сними его с меня!! 

      — Хватит меня бить, придурок! — орал в ответ Мефисто. Он попытался двинуть кулаком в лицо Бориса, но стукнул прямо по огнестрельному ранению на ноге брата, отчего тот взвыл во всю мощь и отпустил книгу, схватившись за ногу.

      Борис воспользовался моментом — Некрономикон оказался в его руках... 

      Но книга задёргалась, выражая возмущение за столь халатное отношение к её возрасту и статусу. Некрономикон издал звук, похожий на рычание, вырвался из рук Бори, шлёпнулся на землю и большими скачками стал отдалятся от людей. 

      — Хватай его!!! — завопил Восьмой и, отпустив Игоря, рванулся вслед, но тот успел схватить брата за ногу, и Акеев-старший рухнул на землю. 

      Мефистофель вскочил и, оттолкнув Бориса, бросился за книгой. Борис побежал следом.

      — Леви! Книга! — завопил Восьмой, отпихивая ногой Игоря. 

      Безымянный же с безучастным видом взирал на всё происходящее.

      Левиафан отпустил полузадушенного Данила и бросился за Борисом и Мефистофелем. 

      Борис опередил Мефисто и, перекатившись, поймал демоническую книгу в очередном прыжке, но тут же на него навалились Левиафан и Мефистофель. 

      Боря, ловко используя Некрономикон (который, к слову, весил прилично), быстро усмирил своих противников, и они с отпечатанной на лицах обложкой рухнули на землю. 

      Книга явно была не в восторге от того, что её используют в качестве оружия. 

      Издав возмущенный рык, она затряслась в руках ошарашенного Бори и пыталась открыться, но Борис не давал ей этого сделать. Но книга нашла другой выход: немного приоткрылась, и на её страницах стали появляться мелкие, очень острые зубы, и высунулся раздвоенный язык. 

      — Охренеть!.. — только и смог сказать Борис, чувствуя большие неприятности. 

 

***

 

 

 

      Тем временем Игорь и Восьмой расцепились и стояли друг напротив друга, тяжело дыша. 

      — Игорь, ты же всё равно меня не одолеешь, — Восьмой держался за бока и морщился. — Проклятие, отвык я уже от боли... 

      — Я могу тебе ещё добавить… — прошипел Игорь, держась за руку, с которой капала кровь. 

      — Игорь, меня ты можешь убивать сколько душе угодно, но я всё равно буду возвращаться, это неизбежно.

      — А я буду убивать тебя, раз за разом, пока наконец-то тебя не запрут в аду. 

      — Глупый мой брат, — Восьмой рассмеялся. — Нет ада, нет рая, есть только сила, — он сжал кулак, и в глазах опального мага загорелся огонёк, — и она в моих руках, я её повелитель. 

      Игорь со злостью посмотрел на брата: 

      — Недолго тебе властвовать осталось...

      Мимо братьев с воплем пробежал Борис, за ним, гавкая и издавая хрипящие звуки, проскакал Некрономикон, а за книгой, ругаясь и спотыкаясь, — Мефисто, Левиафан и Данил.

      — У тебя необычные друзья, — Восьмой прищурился, — но против моих воплощённых личностей им не выстоять. Они гораздо сильнее, опытнее и... 

      Речь Восьмого прервал громкий вопль, а в следующий момент мимо них вприпрыжку пробежал Мефистофель, а кричал он потому, что Некрономикон вцепился ему в зад и с довольным урчанием терзал несчастного мага. 

      Следом, спотыкаясь и матерясь, пробежали Данил, Борис и Левиафан. 

      Восьмой со вздохом закрыл лицо рукой, сокрушённо покачав головой.

      — И умнее?.. — ехидно закончил Игорь, проводя взглядом несчастного Мефистофеля.

      — Ну, это точно не про него, — хмыкнул Восьмой.

      — Это вообще не про всех тебя, — Игорь поднял бровь.

      — Ты мне уже надоел, — Восьмой нетерпеливо щёлкнул пальцами и крикнул вслед убегающим личностям. — Хватит играть! Забираем книгу и уходим! 

      — Легко сказать!.. — огрызнулся на бегу Левиафан, одним прыжком настиг Мефисто и схватился на книгу, в попытке оторвать ее от задницы брата.

      Книга отцепилась от Мефистофеля и тут же вцепилась в лицо Левиафана, который с диким криком стал отрывать её от себя. 

 

***

 

 

 

      Подстебатель Тьмы прибавил газу, их мотоцикл нёсся по трассе со всеми возможными превышениями.

      — Скорее… — шипел голос напарницы в ухо. 

      — Да куда скорее, — огрызнулся Вася. — Мы стрелку положили, курица ты невменяемая, мне что, пукать, чтобы байк подгонять?! 

      — Да хоть турбину в задницу засунь! Ты должен заставить свою развалюху двигаться ещё быстрее! 

      — Заткнись, ради Бога, заткнись… — уже прорычал Вася.

      — Рядом, он рядом, я его чувствую!

      Экзорцист хотел еще что-то рыкнуть, но время словно бы замедлилось, на несколько секунд воздух стал тягучей массой, голос Ани стал низким, протяжным, а где-то слева Вася почувствовал НЕЧТО. 

      В следующую секунду течение времени вернулось в привычное русло, Вася начал сбавлять скорость.

      — Ты какого хера делаешь?! — заорала Аня, придя в неконтролируемую ярость. — Ты совсем... 

      — Заткнись, — негромко сказал экзорцист, и было в его тоне нечто, что заставило непокорную сотрудницу ФСБ осечься на полуслове. 

      Вася спокойно изучал деревья с левой стороны дороги.

      Аня стояла с открытым ртом, а потом до неё дошло.

      — Что это… Такое?.. — в голосе девушки послышались нотки ужаса. — Ты… Чувствуешь… ЭТО?.. 

      — Я не знаю, что это, но... 

      В следующий момент из-за деревьев на них обрушилась тьма, сбила с ног и потащила за собой. 

      Всё, что видел Вася перед тем, как сознание покинуло его, — это легион теней. 

 

***

 

 

 

      Восьмой скрестил руки на груди и нахмурился. 

      Игорь держал его на прицеле, его рука слегка подрагивала. 

      Ситуация была не в пользу Игоря, и бывший полковник лихорадочно думал, что делать. 

      — Ты проиграл, Игорь, смирись с этим, — Восьмой покачал головой. — Даже если ты меня убьёшь, то это временно. Я всё равно вернусь и заберу книгу, а ты и твои друзья умрут, вдобавок, — он усмехнулся, — на твоей совести будет открытие врат. Не думаю, что тебе за это скажут спасибо. 

      Восьмой повернулся спиной к брату и спокойно пошёл в сторону компании людей, которые боролись за книгу. 

      Руки Игоря тряслись. Был миг, когда он хотел выстрелить, но не смог. 

 

      Безвыходных ситуаций не бывает, Акеев, думай, думай, нельзя, чтобы книга попала к нему...

 

      Тем временем Борис, Данил и личности Восьмого образовали кучу, в которой тумаки доставались всем, кроме Бориса. Некрономикон же прыгал вокруг ребят и периодически кусал за торчащие руки и ноги.

      Когда же туман войны рассеялся, и побитые люди со стоном стали отползать в разные стороны, Борис опять оказался один на один с книгой. 

      Некрономикон хищно оскалился, Борис осторожно попятился назад, выставив перед собой руки. 

      — Тихо, тихо, я невкусный… — бормотал Борис, отступая. 

      Но, кажется, Некрономикон был другого мнения и, недолго думая, прыгнул на Бориса. Но мент пригнулся, и книга с воем пролетела над ним и вцепилась в лицо Пифона, который пришёл в себя и только-только поднялся с земли, держась за челюсть. Бедолага с криком рухнул на землю, пытаясь оторвать от себя прожорливую книгу.

      — Пифон, брат, я спасу тебя! — завопил Мефисто и, держась за укушенную задницу, бросился на выручку Пифону. 

      Вопль со стороны Пифона перерос в крик отчаяния, когда он понял, кто именно пытается ему помочь.

      — Лежи смирно, сейчас я его!.. — заорал Мефисто и попытался отфутболить Некрономикон с лица брата. Но книга будто ждала этого и ловко прыгнула в сторону. В итоге Пифон получил в челюсть с ноги и был вырублен повторно. Некрономикон же с ехидным смехом-лаем высунул язык, всем своим видом показывая презрение к окружающим, а после стал нарезать круги вокруг Мефисто, с явным намерением откусить от бедолаги кусок мяса. 

      — Да что ты ко мне прицепился! — завопил Мефисто, невольно схватившись за зад. 

      — Хватит игр, — негромко произнёс Восьмой, который неслышимой тенью возник рядом с Мефистофелем. — Я забираю книгу. 

      — Хер тебе, — Игорь подошёл ближе, целясь в брата. — Один шаг — и я разнесу тебе голову. 

      — Не побоишься погубить своих товарищей? — ядовито улыбнулся Восьмой. 

      — Плевать, — Игорь усмехнулся. 

      — Так, тихо, тихо, я на героическую смерть не подписывался! — Борис с ужасом посмотрел на Игоря. 

      — Да я как-то тоже до пенсии планирую дожить… — подал голос Данил. 

      В глазах Игоря вспыхнул воистину дьявольский огонь, он взвёл курок. 

      — Видите? Мой брат готов отправить всех на тот свет, даже не спрашивая, хотят ли того окружающие, — Восьмой злорадно улыбался. — Я предлагаю присоединиться ко мне. Зачем следовать за безумцем, который готов принести вас в жертву? Со мной вы обретете могущество! — маг пафосно поднял руку вверх и сжал кулак. 

      Данил и Борис переглянулись. 

      — То есть ты предлагаешь нам уйти из отряда психа и присоединиться к отряду шизофреника? — ехидно спросил Данил. 

      Восьмой устало вздохнул и хотел что-то ответить, как вдруг замер и стал к чему то прислушиваться, а Данил почувствовал, как его талисман резко раскалился. Сердце Данила оборвалось, а кровь в жилах застыла от панического страха. 

      — ОН здесь… — выдавил из себя Данил. — ОН нашёл меня... 

 

***

 

 

 

      Восьмого снесла волна тьмы. 

      Он с криком канул куда-то в темноту. Игорь не понял, что произошло, но почувствовал в полной мере: барьер затрещал по швам, а после и вовсе рухнул, после чего раздался многоголосый вой.

      На месте хлорного завода обрисовались исполинские призрачные ворота, из которых дул ураганный ветер, а вместе с ветром стал выползать туман, в котором угадывалось движение, и зловещие фигуры.

      Откуда-то сверху на людей пикировали длинные расплывчатые тени, сбивая их с ног. 

      — Борис, книга! — закричал Игорь, пытаясь перекрыть шум.

      Борис кинулся к Некрономикону, но книга скачками бросилась прочь. 

      Игорь не заметил, как позади него возникла тень, одним ударом сшибив его на землю. Издав хриплый клёкот, она вытянула руку, которая на ходу обратилась в клинок, взмах… Игорь закрыл глаза, понимая, что не успеет защитить себя.

      Но в следующий миг он услышал шипение, а потом и голос Восьмого: 

      — Никто не смеет убивать моего брата кроме меня!

      Акеев-старший стоял над Игорем, двумя руками удерживая клинок-руку тени. Он что-то шепнул, и тень с воем улетела в пустоту. 

      Но тут Восьмого оплела сеть щупалец и одним движением опять утащила в темноту. 

      Тем временем Борис настиг книгу, одним отчаянным прыжком накрыл её своим телом и прижал к земле. Книга стала брыкаться, Борис схватил её двумя руками, но братья-демоны не дремали. Откуда-то с воплем вылетел Мефистофель и тоже ухватился за книгу. Они отчаянно перетягивали её, попутно уворачиваясь от щупалец тьмы. В какой-то момент руки подвели Бориса, и книга выскользнула, но Мефисто тоже не смог её удержать. Некрономикон упал на землю и раскрылся примерно на середине. Борис вцепился в страницы, Мефисто схватился за книгу и резко потянул на себя. За спиной мента возникла серая тень с двумя клинками. 

      — Борис! — Игорь подбежал было к Борису, но последний, словно чуя опасность, резко пригнулся… Два клинка прошли над бывшим полицейским и вонзились в Акеева. 

      Время на мгновение остановилось. Из тени вылетел серый хлыст — удар! И Игорь с каким-то удивлением отметил, что он оторвался от земли. Он очень-очень медленно куда-то летел, а потом время вернулось в привычное движение, и Игорь Акеев, маг и полковник ФСБ, рухнул на какие-то обломки. Ослепляюще резкая боль пронзила всё тело, и он по-прежнему с удивлением смотрел на стальные арматурины, которые торчали из пробитой груди и живота. 

      — ИГОРЬ!!! — отчаянно закричал Борис и дёрнул кожаные страницы с такой силой, что вырвал их из книги. Мефистофель с отчаянным криком отлетел в сторону, сжимая Некрономикон в руках. 

      — Не-е-е-е-е-е-е-е-ет!!!.. — голос Восьмого на мгновение заглушил шум вокруг. 

      В сумраке вспыхнул яркий свет. Щупальца, удерживавшие мятежного мага, рассыпались прахом. 

      Восьмой с отчаянием смотрел на брата, который в агонии хватался за арматуру, словно пытаясь вытащить её. 

      — Уходим, — коротко бросил он Мефистофелю, который сжимал книгу, как родного сына. 

      Некрономикон стонал, со страниц его текла кровь. Он уже не пытался кусаться, а лишь слабо дёргался. 

      — Прощай, брат, я надеюсь, мы ещё встретимся. — Восьмой неотрывно смотрел на Игоря. — И тогда ты поймёшь, что я был прав.

      К нему подтянулись остальные личности. 

      — Гады!!! — заорал Борис и бросился было следом, но Восьмого и его команду скрыл туман и тени. А прямо перед Борисом выросло то же существо, что пронзило Игоря. Бывший мент застыл как вкопанный

      Из ворот валили полчища кошмарных тварей, Акеев умирал или уже умер, Некрономикон утерян... 

      — Ну давай, чего медлишь?! — страха не было. Бориса охватило какое-то отчаяние, перемешанное с яростью. — Давай, сучье вымя, убей меня!

      Серая тень издала звук, похожий на клёкот, её руки снова превратились в клинки.

      — Не тронь его! — голос Данила стал неожиданностью. — Не тронь, мразь! Ведь тебе нужен я… И то, что у меня есть. — Данил с зловещей усмешкой появился из тумана. В руках он сжимал половину амулета, который отсвечивал красным в тумане. 

      Тень моментально развернулась и тут же бросилась на Данила, но тот закрыл глаза, резко выкинул руку вперед, словно что-то бросил в своего противника. Тень закричала и растеклась чёрной дымкой. 

      — Беги, я уведу его, — Данил бросил взгляд на Бориса. — Даст Всемогущий, ещё встретимся.

      Чёрная дымка стала собираться обратно, Данил развернулся и побежал. 

      Тени, не обращая внимания на Бориса, понеслись следом за Данилом. 

      — Да в смысле?! — туман вокруг стал густым, мент едва видел свою вытянутую руку. — Куда? Что мне делать? — Борис растерянно оглядывался, чувствуя себя совершенно беспомощным. Он пятился назад. Перед ним то и дело возникали странные призрачные фигуры, которые пугали, появлялись и вновь исчезали. 

      — Борис… — услышал он хриплый голос. — Сюда-а-а-а-а...

      — Игорь! Где ты?.. 

      — На… На… Мой… Голос… — Игорь едва выдавливал слова, но Борис его прекрасно слышал. 

      Мент отчаянно шарил руками в тумане, следуя за голосом. 

      — Вот… Вот ты где… — Борис нащупал руками тело. Пальцы моментально стали липкими от крови. — Сейчас… Сейчас… Я что-нибудь придумаю… — бормотал Боря, ощупывая умирающего и совершенно не представляя, что делать.

      Внезапно с резким порывом ветра туман рассеялся: Борис увидел Игоря. 

      С первого взгляда было понятно: Игорь — не жилец, но каким-то странным образом он всё ещё был жив. 

      — Не… Могу… Умереть… — полковник пытался тянуть руки к Борису, но не мог их поднять — Не… Не… Умереть… Пока… Сила… Не могу... 

      — Не умрёшь, не умрёшь… Ты же не в такой заднице бывал, — Борис бормотал какие-то нелепые слова, находясь в абсолютной растерянности. 

      — Рука… Ру… Ка… — Игорь по-прежнему пытался поднять руки. 

      — Рука… Рука… — повторял Борис.

      — Возь… Ми… Ру… ка... 

      — Возьми рука… Руку… Сила… Не даёт… Умереть... 

      Мент схватил Игоря за руку, и в этот момент через его тело словно пропустили огромный заряд тока. Борис отчаянно закричал и задёргался: казалось, от боли у него вылетели глаза. Он пытался оторваться от фсбэшника, но тело свело, и он не мог пошевелиться.

      А потом всё резко прекратилось. Борис со стоном рухнул на землю, и до его слуха дошёл голос полковника: 

      — Не… дай… Ему… Книга… — хрипел Игорь. — Ты… Наследник… Мой… Сила… С умом… Пользуйся… Останови… Восьмого... 

      Тело Игоря скрутило в последней агонии, и он затих уже навсегда, открытыми глазами глядя в сумрачное небо. 

      Туман вокруг сгустился, а на Бориса обратили внимание пришедшие из другого мира.

 

***

 

 

 

      Я был отрешён от боя, не знаю, почему, но мне было всё равно, какой будет исход. 

      Равнодушие — это естественная черта призраков? Когда Мефистофель отбежал от меня, я просто сел на землю и воткнул наушники.

 

      Wilder Wein — vor diesem Dunkel

      Wilder Wein — von Licht geheilt

      Es bleibt verborgen sonst könnten wir uns wehren

      Ich warte auf dich am Ende der Nacht...

 

      Одна и та же песня на повторе, но она не надоедала, она как будто стала частью меня самого. 

      А ещё я слышу голоса, которые пробиваются сквозь музыку, голоса, которые просят, умоляют, чтобы я им помог. В какой-то момент реальность расплылась, вокруг появились тени, которые сновали туда-суда, а потом в глаза ударил яркий солнечный свет. 

      Я сидел на скамейке. Вокруг ходили люди, смеялись, радовались чему-то. Слева стоял хлорный завод, сиял новизной стен, а за ним высилась огромная стена, по которой туда-сюда сновали вооружённые люди.

      Кто-то на меня смотрел.

      Я чувствовал этот взгляд, он не прожигал и не холодил, а скорее... 

      Ну, как будто на тебя капнула капля воды. 

      Я не сразу увидел её. Она стояла метрах в пятидесяти от меня и смотрела, смотрела взглядом, в котором чувствовалась печаль осеннего дождливого вечера на ещё не 

закопанной могиле. 

      — Ты всё же пришёл.

      Она не открывала рта, но я слышал её голос.

      — Как видишь. 

      Интересно, это называется телепатия?.. 

      — Я просила тебя не приходить. 

      Ну да, я помню об этом. 

      — Но ты ждала меня. 

      Это ведь правда, ждала.

      — Мы все тебя ждали.

      Зачем? Объясните мне, зачем? 

      Вокруг меня стояли люди. Все они смотрели на меня. В их глазах я читал бездну, которую мне, наверное, никогда не постигнуть и не дай Всевышний, докатиться до такого. Мир терял краски, становился блеклым, люди становились прозрачными. Все, кроме неё.

      А потом я услышал грохот. Наушники упали на землю, не в силах удержаться на призрачной плоти. Вокруг творился какой-то хаос, летали тени, все что-то кричали, а потом я услышал многоголосый призыв. 

      Призыв ко мне. 

      — Освободи нас. 

      Освободить?.. Как? 

      — Освободи нас!!.. 

      Но ведь я такой же призрак. 

      — ОСВОБОДИ НАС!!! 

      Мимо пробежал Борис, что-то кричал Игорь, размахивая пистолетом, бледный, как конь Смерти, Данил лежал на земле, а над ним нависла тень… А на меня двигалась толпа призраков, белесые глаза, сгнившие лица, зеленоватое свечение разложившихся тел. 

      — ОСВОБОДИ НАС!!! 

      Я медленно повернул голову влево: я увидел огромные ворота, словно свитые из смерчей серого и чёрного цвета. 

      Дорога возникает под ногами идущего. 

      И я иду. 

 

***

 

 

 

      Безымянный резко пришёл в себя. 

      Вокруг был густой туман. Он повертел головой и сделал неуверенный шаг вперёд. Прямо перед ним покоился труп Игоря и лежал обессиленный Борис. К последнему тянули руки призраки, как пришедшие, так и навсегда застрявшие в призрачном городе. 

      — ОСВОБОДИ НАС! — донёсся до слуха Безымянного многоголосый вопль. 

      — Идите за мной. — Безымянный удивился твёрдости своего голоса. — Идите за мной, и я освобожу вас! 

      Призраки с воем обернулись на него. 

      — А я навсегда упокою, — резким хлыстом прозвучал злой голос.

      Туман разошёлся, и к призракам навстречу шагнул человек в комбинезоне. 

      Бывший батюшка и действующий экзорцист сжал кулак. 

      — Ну, всё, пиздец вам, грешники!.. 

      От Подстебателя тьмы в разные стороны пошла воздушная волна, которая сносила всё вокруг. 

 

***

 

 

 

      Откуда взялся Василий, я не стал гадать. 

      Да и к чему? 

      Я не до конца понимал, почему освободить их должен я. Но больше всего мне было непонятно, почему я так смело иду к воротам, и почему призраки тянутся следом. Откуда я знаю, что мне надо делать?.. 

      Я по-прежнему не мог ничего вспомнить. Я только понимал, что я опять ухожу, я опять умираю, но как будто бы не в первый раз. 

      Я не оглядывался назад, но каким-то внутренним зрением видел, как экзорцист в прямом смысле превращает в туман пришедших из другой реальности тварей, видел, как в какой-то момент его глаза стали ослепительно белыми, а за спиной выросли белоснежные крылья. 

      Я просто шёл вперёд. 

      А потом я увидел её. 

      Даша. 

      — Ты никогда не остановишься, — она покачала головой, с грустью глядя на меня. — Как жаль, что не я предназначена тебе судьбой… Но впрочем, не нам решать. 

      Призраки медленно таяли в серой мгле ворот. 

      — Ты никогда не сдашься, — повторила Даша. — Ты найдёшь… Ты сможешь. Даже если придётся умирать раз за разом, даже если придётся зажигать звёзды. — По её щекам текли слёзы. — Ты смог освободить нас, спасибо тебе… Теперь мы обретём покой. Как бы я хотела, чтобы ты тоже… Впрочем… У каждого своя дорога, и сейчас наши пути расходятся. Ты не останавливайся, главное. Дорога возникает под ногами идущего… — она улыбнулась, утирая слёзы, и стала медленно таять. — Спасибо тебе… Спасибо за тепло... 

      Я обернулся. От экзорциста пошла волна света, развоплощая всех незваных гостей. За спиной Василия я насчитал не меньше шести крыл. 

      Он держал руки поднятыми вверх и с усилием сводил их. Следом за волной света пошёл ураганный ветер, который затягивал туман обратно в ворота. Василий смотрел мне в глаза. 

      Я кивнул. 

      — Безымянный… — прохрипел Борис, не в силах подняться. 

      Ворота закрывались, а я стоял за порогом. 

      Последнее, что я видел, это как Борис тянет руку в мою сторону. 

 

      Безымянный. 

      Призрак. 

      Сила, которая не может вспомнить себя, но знает, что ищет. 

      Я возвращался к истоку. Я возвращался умирать. 

 

      Василий закричал, хлопнул в ладоши, и Ворота закрылись, а потом произошёл взрыв. Бориса отбросила волной в сторону, он был ослеплён, оглушен, деморализован, потерян. 

 

***

 

 

 

     … Надоедливый солнечный свет прожигал веки и пытался выплавить глазные яблоки. Борис с хрипом попытался увидеть этот мир посредством приподниманием век, но не смог этого сделать — не хватало сил. 

      Очень хотелось пить. 

      Кое-как разомкнув веки, Борис понял простую истину: он почти ослеп, весь мир был мутным, а свет причинял боль. 

      Мент перевернулся на живот, стало легче. 

      В голове взрывались петарды и феейрверки, постепенно память возвращалась, и от этого становилось только хуже. 

      Сколько он так пролежал, Борис не знал, кажется, несколько раз он впадал в забытье. 

      Наконец, Борис открыл глаза и попытался сфокусироваться на своей правой руке. 

      Рука конкретно тряслась. 

      Вскоре зрение восстановилось. Борис лежал на заросшей просеке. Кругом был лес. Как он здесь очутился — только Богу известно. 

      А потом в голову резко ударил набат последних событий.

      Игорь мёртв. 

      Данил исчез, уведя за собой странную тварь.

      Безымянный навсегда ушёл из этого мира. 

      Василий просто исчез. 

      Борис находится чёрт пойми где. 

      Некрономикон у Восьмого.

      Миссия провалена. 

      — Всё напрасно… — с горечью подумал Борис, и тяжёлое забвение снова окутало его сознание.

Обсудить у себя 6
Комментарии (11)

Добавлю в избранное) 

«Подстебатель Тьмы прибавил газу...»
Оскар в студию, пожалуйста!

" Бывший батюшка и действующий экзорцист сжал кулак. 
      — Ну, всё, пиздец вам, грешники!.. "
тоже здорово 
тут и посмеяться и погрустить...
наконец-то ты написал большую часть) классно! 
это конец или...?

Да, я сам рад! 
Это потому что отвязался от не очень хороших людей, и теперь нет лютого напряжения.

Лично мне побегушки зан екрономиконом зашли)) Писал и сам ржал)) 
Нет конечно, не конец, самое интересное будет впереди)) 

я так и думала, что ты там ухахатывался, это чувствуется) 
____
что же, слежу. 

Наверное так и надо, чтобы сам ржал)) 

--------
Постараюсь на полгода не задерживать))) 

постарайся! 

Ох уж этот некрономикоН)))))

Ага, вредная книга)) 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: